• Ольга Гильдебрандт-Арбенина. Весна.

    Из дневников Ольги Гильдебрандт-Арбениной

    К выставке в Галеев-галерее. Публикация Ларисы Хачевой (Санкт-Петербург).

  • Сергей Кулле. Предисловие к собранию стихов.

    Сергей Кулле. Предисловие к собранию стихов.

    При жизни были опубликованы всего четыре его стихотворения.
    Прежде всего потому, что сам поэт расположения и внимания
    читателей, ценителей, заказчиков, опекунов, распорядителей
    поэзии искал далеко без надлежащей настойчивости. Он был
    редчайшим гостем в редакциях, а равно в литературных
    собраниях...

  • Веласкес. Менины. Фрагмент. Мадрид, Прадо.

    От Чаадаева до Ясперса, от Бурнашева до Акройда

    Алексей Мокроусов

    Старые фейки, вечные истины: книги для декабря-2022

    Им не грозит судьбы однодневок, о которых пишет Милан Кундера: «Интерпретация, превращающая все в китч, выносит смертный приговор произведениям искусства». Кундера формулирует эту мысль в одном из девяти эссе, вошедших в его сборник «Нарушенные завещания» (помимо прочего, здесь тексты о Стравинском и Набокове, Томасе Манне и величайшем, вероятно, прозаике ХХ века Роберте Музиля). Главное при чтении его афористичных наблюдений – не обобщать их излишне, хотя соблазн велик, особенно когда Кундера пишет о эмиграции и связанной с нею болью ностальгии и болью отчуждения – процессе, когда «то, что было нам близко, становится чужим».

  • Блики и отблески: сокровища Дрездена и природа мира

    Блики и отблески: сокровища Дрездена и природа мира

    В парижском Дворце Люксембург показывают сокровища из нескольких дрезденских музеев. Они связаны с открытием мира, пониманием роли различий, геополитикой – и неожиданно с музейной политикой.

  • Игорь Грабарь. Роскошный иней. ГРМ. Приобретено в 1945-м у автора.

    Староста-барин [К выставке Игоря Грабаря в Третьяковской галерее]

    Алексей Мокроусов

    На свою беду, при Сталине Грабарь стал большим начальником, старостой научно-художественной жизни - он многое основал и многим руководил, включая новую «Историю русского искусства»; не зря так интимен и трогателен зал, воссоздающий атмосферу его рабочего кабинета, здесь мизерная часть трудов Грабаря. Какой контраст к изгибам арт-политики: выглядевшие все более безжизненными его полотна распространялись по СССР в качестве новой художественной нормы.

Вечные новости

 

Афиша ART

 

Афиша Наука