Интервью

Юрий Бродский: «Соловки есть точка самоидентификации России»

Юрий Бродский: «Соловки есть точка самоидентификации России»

"Когда Фёдор Абрамов, для которого я собирал соловецкие воспоминания, умер, мне удалось привлечь к сотрудничеству Андрея Битова. Отец его первой жены Георгий Шамборант сидел в СЛОНе, и Андрей был не чужд темы Соловки."

Как создавался Франкенштейн

Павел Кондратьев: «Не бойтесь делать не так, как учат»

Павел Кондратьев. Ленинград, 30 мая 1982. Архив Г.Ф. Комаровой, Санкт-Петербург
Павел Михайлович Кондратьев – один из немногих художников, кто сумел соединить в своем творчестве уроки мэтров русского авангарда: Михаила Матюшина, Павла Филонова и Казимира Малевича, с которыми был связан непосредственно. MoReBo публикует фрагмент его беседы с Ниной Суетиной, опубликованной в первом монографическом труде о художнике (М.: Галеев-галерея, 2014).

Марион Акерман: "...и вдруг, в одну минуту, многое стало возможно!"

FOTO: DPA/MONIKA SKOLIMOWSKA

Интервью директора Государственных художественных собраний Дрездена, побывавшей в Москве в связи с выставкой "Мечты о свободе. Романтизм в России и Германии" в Третьяковской галерее.

Венедикт Ерофеев: "Почему-то батарейки садятся, как только заходит речь о большевиках"

Венедикт Ерофеев:

Расшифровку киноинтервью, данного Олегу Осетинскому, выполнил Илья Симановский

Булгаков, Блок, Бальмонт: цифровой архив в XXI веке

Булгаков,  Блок, Бальмонт: цифровой архив в XXI веке

Почему большая часть наследия писателей ХХ века до сих пор не изучена? Что представляет собой цифровой архив и какие возможности он дает? Об одном из крупнейших цифровых архивов русской литературы, портале «Автограф. ХХ век», рассказывает доцент школы филологических наук НИУ ВШЭ Любовь Хачатурян.

Светлана Алексиевич: "Все стали думать, что страх — фактор защиты"

Светлана Алексиевич.  ФОТО: Tairo Lutter

"Найти ответ на вопросы, которые ставит современная жизнь, одинокому уму не под силу. Только вместе — каждый приносит свое слово, как греческий хор."

Дмитрий Стахов: «В истории семьи слышен шум всеобщей истории»

Дмитрий Стахов: «В истории семьи слышен шум всеобщей истории»

В романе Дмитрия Стахова «Крысиный король» переплетены сюжеты из жизни одной семьи – от начала ХХ века до наших дней. Почему революция, террор, репрессии – стали вновь актуальны сегодня? Об этом с Дмитрием Стаховым беседуют Борис Минаев и Алексей Мокроусов.

Элизабет Шимпфёсль: "Многим явно надоел бизнес"

Би-би-си: Когда открываешь книжку про богатых русских, первая мысль - "сейчас будет очень много рассказов о красивой жизни и селф-мейд бизнесменах". А у вас получилось какое-то хладнокровное исследование психологических комплексов богатых людей.

Даниил Дондурей: «Здесь всё призывало к застою, а Запад призывал к бунту»

Даниил Дондурей

MoReBo впервые публикует интервью знаменитого кинокритика и социолога Даниила Дондурея (1947 – 2017) о влиянии 1968 года на последующую историю. Разговор состоялся в 2008 году и не был напечатан по независящим от интервьюера причинам.

Брюно Монсенжон: «Этот фильм - как фейерверк»

Брюно Монсенжон. Фото: Алексей Мокроусов

До сих пор нет полноценной биографии Ростроповича, где были бы описаны не только его победы, но и разного рода связанные сложности, был бы создан разносторонний портрет. Слишком многим такая биография покажется преждевременной?

Нике Вагнер: “Карл Краус моралист, у него учишься определенным этическим стандартам"

Нике Вагнер: “Карл Краус моралист, у него учишься определенным этическим стандартам

В Бонне завершился Бетховенский фестиваль. Его интендант Нике Вагнер рассказывает о роли нравственного авторитета, русских исполнителях и своих впечатлениях о Жераре Мортье.

 

Томас Венцлова: "Вашингтон — это пародия на Петербург"

Интервью сайту cultura.pl

Йоханна Хегерштрём и Сесилия Лосберг: «Мы хотим оставить свободное пространство, сцену для писателей: мы не комментируем то, что они пишут »

Йоханна Хегерштрём и Сесилия Лосберг. Фото Светланы Казаковой.

«Светлана Алексиевич из тех авторов, которые здесь востребованы и любимы публикой. Я знаю, что отношение к ней в некоторых странах довольно противоречиво, но в Швеции она пользуется большой популярностью». MoReBo беседует с редакторами журнала Granta.

Туве Лефлер: "Люди гораздо сильнее увлечены айфонами, чем чтением книг"

Туве Лефлер:

MoReBo беседует с главным редактором, издателем и генеральным директором журнала «Svensk Bokhandel» - о русской литературе в Швеции, малочитающей молодежи и будущем офлайн-магазинов.

 

Мадина Тлостанова: «Написание любой книги – это экзистенциальное предприятие»

Мадина Тлостанова: «Написание любой книги – это экзистенциальное предприятие»

MoReBo беседует с известным ученым и литератором об интересе исследователя к текстам, а не к фигуре писателя, о специфике шведской научной жизни и о не всегда желанных детях империи, родившихся в СССР.

 

Таня Валенски: «Ей предложили сократить все, что касалось Советского Союза»

Таня Валенски

MoReBo беседует с одним из редакторов немецкого издания «Московских дневников» Кристы Вольф, не раз бывавшей в СССР в течение 1957-1989 годов. В книге рассказывается о встречах, которые случились с автором на советской земле – не только с советскими литераторами, такими как Лев Копелев и Ефим Эткинд, но и, например, с Максом Фришем.

Нобелевская премия Светланы Алексиевич [Опрос morebook]

Нобелевская премия Светланы Алексиевич [Опрос morebook]

 

MoReBo начинает публиковать ответы на вопросы анкеты, посвященной присуждении самой знаменитой литературной награды мира белорусской писательнице.

Вечные Новости


Афиша Выход


Афиша Встречи

 

 

Подписка